О еде

Jun. 18th, 2016 04:17 pm
ermenengilda: (Cranford)
Рассказал бы кто-нибудь этим поварам из телевизора и из блогов, что al dente не значит "правильно и вкусно приготовленное", оно значит просто недоваренное. Что не надо его применять ко всему подряд, от риса до чечевицы, потому что от злоупотребления полусырыми крупами и живот может заболеть. И что макароны в этом модном состоянии разумные повара не подают немедленно, а еще дотушивают в соусе до полной готовности.

Туда же отнесем сравнительно новую для мейнстрима манию подавать с кровью абсолютно любое мясо (такое впечатление, что толком прожаренную утятину уже никто не готовит; и я своими глазами читала кулинарных блоггеров, призывающих только слегка прихватить на сковородке курятину или свинину) и вообще стремление к минимальной термической обработке. Один только Найджел Слейтер имеет гражданское мужество заявить, что лично ему толком проваренная спаржа кажется вкуснее хрустящей, потому что только тогда у нее начинает проявляться ее собственный аромат.
ermenengilda: (Edna)


Пара мест в духе "булки с котлетой" -- ладно, детская же литература (голодные путешественники перечисляют, чего бы им хотелось съесть, и доктор Уилсон упоминает "рисовый пудинг с изюмом, цукатами, с подливкой из белого вина, смешанного с желтками и сахаром" -- осталось добавить "тщательно взбить венчиком и варить на водяной бане до загустения").

Обычное для советских и русских писателей непонимание, как кого именовать в британском табеле о рангах: сэр Клеменс Маркхам назван "сэром Маркхамом".

Пара недопонятых английских слов: "Заинтересуй мальчика естественной историей, если можешь: это лучше, чем игры". В данном случае games -- это спорт, естественное увлечение upper-middle class мальчика; в частных школах спорту уделяется огромное внимание (кстати, папа Митфордов отказывался отдавать дочерей в школу именно потому, что там они станут заниматься спортом вроде хоккея на траве, отчего у них сделаются мускулистые икры, что, конечно, конец всем надеждам для приличной аристократки). Скотт считал, что мальчику лучше заняться наукой, чем гоняться с крикетной битой.

А вот тут все серьезнее: Read more... )
ermenengilda: (Cranford)
Первое правило креативного переводчика: всегда думайте о персонаже худшее. Тогда у вас есть шанс хотя бы повеселить читателя, если уж не получается поразить его точностью перевода.

Пример: "I pointed out, even as you appear to have done, that sea-green pyjamas with old rose frogs were not the costume in which a Shropshire Psmith should be seen abroad in one of the world's greatest cities." (PG Wodehouse, Psmith, Journalist).

Конечно, переводчик (если он читал книгу до сих пор, а эпизод этот относится к последней четверти романа), не мог не заметить, что Псмит чрезвычайно серьезно относится к своему гардеробу. Ничего легкомысленного. Ни пижамы с розовыми лягушками, ни подштанников с черными кошками. И переводчик, без сомнения, в курсе, что frogs -- это не только земноводные, но и застежки из тесьмы. Однако см. правило выше, и поэтому перевод выглядит так:

"Я, как, по-видимому, и вы, указал, что пижама цвета морской воды с бледно-розовыми лягушками — не тот костюм, в котором шропширскому Псмиту приличествует показываться на улицах одного из величайших городов мира."

Герой выглядит нелепо, ну и что. Зато смешно.
ermenengilda: (Default)
[livejournal.com profile] laura_corolla подала в комментах тут интересную мысль: а какие еще этнические женщины ставятся кому-то в пример так, чтобы их опыт можно было перенять? Француженки за элегантность, это понятно, а еще кто? Мне пришли в голову японки (есть книжка "Японки не толстеют и не стареют"); еще корейская косметика. Испанки? Но это скорее внешность, ее не выучишь.

И что любопытно, из мужчин в мире, мне кажется, в пример приводятся одни только американцы и англичане (по разным причинам).
ermenengilda: (Default)
Заметила с некоторым смущением, что популярные нынче книжки про француженок, написанные американками (сходившими замуж за француза или просто по мотивам трех недель по обмену в французской семье) для американок, вызывают во мне чувство некоторого превосходства и самодовольства.

Противопоставляемые безупречным француженкам лирические героини-рассказчицы разгуливают в растянутых спортивных штанах и шлепанцах и торопливо поедают, почему-то всегда стоя над кухонной раковиной, чашку сухого корма хлопьев для завтрака (но почему над раковиной?); они беспорядочно жрут все, что попадется под руку, но при этом постоянно жалуются на калории и называют все, что сложнее пиццы, decadent; еду они готовят в лучшем случае для гостей, и только тогда извлекают из шкафов скатерть и салфетки -- и т.д. Мужчин они тоже выбирают крайне неразумно: сначала мучаются на скучных свиданиях в ресторане, потом прыгают в постель с даже неприятными экземплярами, потому что пора уже; дети у них плюются едой и не едят овощей, ну и так далее. Словом, эквивалент несчастной Капы из "Книги для девочек". Оглянешься после этого на себя и подумаешь, что все еще не так уж плохо.

Я думаю, авторы делают это нарочно (см. фраевские фокусы с зеркалом). А в отзывах онлайн толпы оскорбленных авторами соотечественниц возмущаются, что они не такие, и неправда все это, и кроме шлепанцев, у них есть еще и туфли, и вообще. Рядом шагают очевидцы, утверждающие, что видели, видели своими глазами толстых француженок в гардеробах предыдущего сезона, и что все это мифы. Но всегда найдутся и читательницы, которые воскликнут "ой, это же все про меня! спасибо, вы изменили мою жизнь! пойду накуплю Шанелевских костюмов и стану настоящей француженкой!" Словом, хороший бизнес, недаром этих книжек все больше. Кто-то попытался написать похожее про итальянок, но это уже не то, итальянок и в Америке хватает, и образ их лишен загадочности и шика.

А кстати, почему никто не ставит французских мужчин в пример американцам тем же манером? French Men Don't Get Fat; French Men Don't Sleep Alone; What French Men Know about Love, Sex and Other Matters; Two Razors and a Mistress: All You Need to Be Impossibly French -- какой простор для творчества!
ermenengilda: (Cranford)
Странный рок тяготеет над переводами "Дневника Бриджит Джонс" на русский. То одна переводчица назовет целлюлит целлулоидом, то другая (или та же?) примет диету Хея за диету на траве, то третья переведет [family] crest как "крест".

Гляжу в последний перевод, 2014 года. В 2014 году переводчица при издательстве Эксмо не знает и не умеет узнать, что glacé cherries -- это не замороженные вишни. Хорошо, что хоть не стеклянные. Hot-cross bun -- это, разумеется, "горячая булочка".

Также она зачем-то упорно убирает британские реалии -- карри из индейки становится просто тушеной индейкой, Стилтон превращается в "сыр", mince pies -- в "пирожки", рождественский кекс -- в торт, fish and chips -- в "рыбу с картошкой" (последнее особенно странно, хоть сказала бы, что они жареные -- в контексте метаний Бриджит по поводу диеты нельзя упускать такие нюансы). Я уж начала ждать овсяного киселя вместо смузи.

Словом, очень своевременный перевод. Истощенный импортзамещением современный российский читатель иначе не поймет. Гамбургеры уверенно превращаются обратно в булки с котлетами. Это особенно обидно, потому что на уровне стилистики дух оригинала передан вполне удачно, герои звучат, как живые (за исключением мамы Бриджит, которая разговаривает голосом второстепенного персонажа из дублированной латиноамериканской мыльной оперы -- это забавно, но неестественно и оригиналу не соответствует).
ermenengilda: (Cranford)
Авторы предисловий к романам -- как правило, жестокие, безжалостные люди. В первых же строках, едва сообщив о годах жизни автора, они вам расскажут, кто там кого заколол и на ком женился. С цитами из ведущих литературных критиков. Поэтому я с детства читаю предисловия строго постфактум. Тогда меня уже ничем нельзя будет удивить.

Но достопочтенная Никола Боман, автор предисловия к четырем томам The Provincial Lady, умудрилась меня обойти даже тут. Дочитав все четыре тома, берусь я, значит, за предисловие. Бояться мне уже нечего -- я знаю, куда ушла гувернантка и с кем сбежала соседка, я уже прочла про четырех мужей Памелы Прингл и про нравы лондонской литературной тусовки 1930х. И что же? За несколько страниц глубокоуважаемая предисловщица умудряется заспойлить, один за другим, почти все остальные романы Е.М. Делафилд, а также парочку пьес. Причем с особой жестокостью: вон там-де жена возвращается к мужу от любовника с такой цитатой (см.), а вон тут героиня все-таки выйдет замуж и подумает об этом вот так (см.). А еще вон та героиня в такой-то кульминационный момент скажет тому-то вон то (см.). Страшная женщина, страшная.
ermenengilda: (Default)
Все-таки удивительно, насколько та же передача получается разной в зависимости от страны. Я уже шесть, кажется, лет смотрю британский The Great British Bake-Off, а в последние годы этот конкурс стали проводить в Австралии, Ирландии, Италии и т.д.

Смотрю финал американской версии. В британской за шесть сезонов ни разу не упомянули денежного приза (общественность о нем узнала только в этом году из одной статьи) -- на публике победитель получает только подарочный поднос для торта. В американской постоянно повторяется, что победитель получит 250 000 долларов и контракт на написание кулинарной книги. Финалисты расписывают, как хорошо было бы получить эти деньги. Между меренгами и пончиками одна из финалисток успевает всплакнуть и сообщить нам, что а) полгода назад у нее умер отец, но она была занята и не успела его оплакать; б) она недавно развелась, и деньги ей очень пригодятся.

Вообще американские участники отчего-то больше склонны к проявлению too much dusha на камеру. Возможно, просто такая закономерность местного телевидения?
ermenengilda: (Default)
Однако старушка МС Битон начинает терять форму. В предыдущей книге серии про Агату Рейзин был герой-сирота, в этой книге его родители живы-живехоньки.

Круче этого были только две альтернативные версии неудавшегося брака героя Н.: условно говоря, в книге 1 он женится и ожидает рождения близнецов; в книге 2 оказывается, что он уже разводится, потому что близнецы оказались фикцией; в книге 3 он ВНЕЗАПНО сообщает, что у него был рак легких, от которого он излечился, а жена (та самая) между делом сбежала, захватив детей (тех самых, обещанных в книге 1).

При этом по сюжету между книгой 1 и 3 проходит максимум полтора года, а дети уже подросшие и к отцу непривязанные.
ermenengilda: (Default)
Экранизация The Casual Vacancy -- классический случай съемок "по мотивам". Буквально взяли мотивы книги -- мать-наркоманка; защитник обделенных; добрая внутри пропащая девчонка и т.д. -- и по ним написали новый сюжет. Очень жаль, конечно, что теперь вряд ли когда-нибудь появится экранизация именно написанного Роулинг, но там историй было на хороший сериал серий в 10-12, и при лимите в три серии такой подход, пожалуй, был разумнее.

Спойлер )

Отнять-то от книги многое отняли, но зато декорации! Пагфорд -- это такая Diagon Alley, только без магии, но с машинами. Квинтэссенция английского деревенского кавая.



ermenengilda: (Cranford)
Новое экспериментально-реконструкторское шоу на ВВС -- семья живет и питается на исторический манер, по десятилетию за неделю, начиная с 1950-го года. И, как обычно в передачах этого рода (в отличие от профессиональных реконструкций Рут Гудман и товарищей), семьи подбираются умышленно несведущие.

На этот раз все смотрится особенно душераздирающе: перенесенная в 50-е хозяйка абсолютно не умеет готовить (нам объясняют, что вообще дома готовит муж). Она настолько не умеет готовить, что ей не приходит в голову разогреть детям на обед остатки плохо прожаренной печени и вареной картошки с цветной капустой (сначала все это счастье получил на обед муж, но оно хотя бы было горячим). Дети пытаются есть застывшую в жире холодную с кровью печень, совершенно убитую молодую картошку и цветную капусту, которую сообразительная хозяйка порубила ножом без никакого уважения к соцветиям, как репу какую-нибудь. Дети ворчат и плюются.

Виноваты, конечно, тупые 50-е и продукты по талонам. Муж замечает, что еда скучная, потому что в ней нет ни приправ, ни трав. Хозяйка заявляет, что ей плюнули в душу, она ведь так старалась.

Кульминация этого кошмара -- мать готовит посвященный коронации торт, все разваливается, сгорает и крошится, потому что печет она явно во второй раз в жизни (первый был накануне: бугристый непропеченный кекс, съедобным в котором было только намазанное на него варенье). Кто виноват? Рецепт, конечно! "Тут написано -- следуйте указаниям и все получится. Но это все неправда!"

И вот, наконец, благословенный 54 год. Талоны отменили, семья получает белый хлеб, бекон и яйца. Уж теперь-то, казалось бы, еда автоматически станет вкусной и отлично приготовленной, ведь виноваты были талоны и тупые рецепты? Но эта милая женщина умудряется дочерна спалить первую же яичницу.

Мораль: учитесь готовить. Вырастете, станете звездами телеэкрана, и вот тогда-то окажется, как это было полезно.

PS В конце хозяйка еще и заявила, что те, кто утверждают, что им хорошо жилось в 50-е и что они были счастливы, "без сомнения, лгут". Ну правильно, она там прожила неделю и ей не понравилось. Значит, никому не могло понравиться.
ermenengilda: (Cranford)
Дослушав наконец радиопостановку ВВС по "Войне и миру" (см.), продолжаю страдать и тяготиться одним-единственным вопросом: зачем Денисов разговаривает с белфастским акцентом? В чем, как принято нынче говорить, месседж? При том, что у остальных персонажей не наблюдается никаких региональных отклонений от приличного RP -- ну разве что крестьяне, как водится, простонародно звучат по-северному.

На фоне этого ирландского Денисова даже ямайские нотки у Платона Каратаева почти не шокируют.

Вообще же постановка отличная, но, мне кажется, совсем не соответствует духу финала. В эпилоге, когда Безуховы и Денисов гостят у Ростовых, постоянно упоминается некоторая неловкость между теми или иными персонажами -- Денисов разочарован в Наташе, Соня увяла, Марья нервничает, Николенька не приходится ни к селу, ни к городу. А у ВВС мы видим (слышим) такую теплую, душевную большую семью, где все счастливо сидят вечер за вечером да рассказывают детям содержание предыдущих серий (например, Наташа на всю честную компанию расписывает, как ее некогда захлестнула страсть к Анатолю).

Николенька при этом -- студент декабристских настроений, дети обсуждают со взрослыми стратегию Наполеона, Машенька кокетничает с кузеном, а старая графиня, в глубоком Альцгеймере, постоянно ищет Петю.
ermenengilda: (Cranford)
Такое впечатление, что Пиппа Миддлтон решила по случаю крестин принца Джорджа напомнить людям, что успешная ассимиляция Кэтрин еще ничего не значит, Миддлтоны все равно нувориши-выскочки, а сама она -- вообще trash какой-то.

Когда лет 13 спустя школьные товарищи принца будут хвастаться полученными от крестных подарками -- ну, как обычно, бочонок портвейна, который созреет к 21-летию, пожизненная подписка на The Field, пони, членство хорошего клуба -- бедный Джордж, запинаясь и краснея, признается, что тетушка Пиппа подарила ему его собственные отрезанные руки и ноги. Серебряные. 7000 фунтов отвалила!

любуйтесь )
ermenengilda: (Cranford)
Ну не любит человек ни нынешнего Папу, ни позапрошлого, да и к предыдущему у него претензии -- его дело. Но матчасть-то не мешало бы знать, когда берешься делать громкие заявления:

But John Paul II's elevation to sainthood must be the fastest in history.

Да взять хотя бы св. Франциска Ассизского. Умер в 1226, канонизирован в 1228. И он такой -- не единственный.
ermenengilda: (Default)
Обида сэра Ранульфа Файнса и англичан вообще на Амундсена из-за южной экспедиции -- это такой детский tantrum, обида (за) любителей, у которых не вышло, на профессионалов, у которых получилось.

В своей биографии капитана Скотта Файнс, аристократ, OBE и пр., и пр., постоянно воюет с Хантфордом и его The Last Place on Earth. Хантфорд, злорадно сообщает читателю баронет Файнс, еврей темного восточноевропейского происхождения. Ему-де не понять наших Исконных Британских Ценностей. Данные ценности, судя по всему, полагают, что почетнее игнорировать разумные советы знающих людей, повести на верную гибель несчастных пони, гордо отказаться от собак, тащить все на себе до полного изнеможения, не прийти первыми и погибнуть на обратном пути -- чем собрать правильную команду в правильной одежде с правильным транспортом и правильной едой, пойти совершенно неизведанной дорогой и прийти первыми, да еще и вернуться целыми.

Норвежцам повезло, то и дело повторяет Файнс, но ведь могло и не повезти, а у Скотта все должно было получиться, но не повезло и не получилось. Железная логика. Конееечно, у них же были собаааки... Конееечно, они нашли дорогу покороче... Конееечно, они все с детства бегали на лыжах...

Вот честное слово, всю жизнь уважала Скотта и его команду, но своим whining Файнс, так упорно пытающийся его оправдать и очернить Амундсена, достигает -- по крайней мере, в случае одного читателя -- совершенно противоположного эффекта.

vs

Jan. 31st, 2012 02:18 pm
ermenengilda: (Cranford)
Каким-то образом новый Upstairs Downstairs воспринимается как менее classy, чем Downton Abbey. И дело не в эпохе, потому что Gosford Park все равно стоит куда выше по стилю. Новые сюжетные линии и уход Аткинс тоже ничего хорошего не сулят.

ermenengilda: (Cranford)


Keira Knightley, любезно сообщает нам DT, plays sexy Sabina Spielrein in A Dangerous Method.

Оставим на совести газеты этот эпитет. Но неужели никто не подсказал костюмерам, что корсет не надевают на голое тело? Это непрактично, его стирать трудно.

Впрочем, что я знаю. Вдруг это тоже было задумано как симптом.
ermenengilda: (Default)
Люди, которым требуются bookends -- это какая-то другая реальность. Так глупо занимать драгоценное место?..

UPD Впрочем, вы правы, на полках без боковых стенок они необходимы.

Profile

ermenengilda: (Default)
ermenengilda

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 10 11121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 01:02 pm
Powered by Dreamwidth Studios